Применение института трастов различными юрисдикциями общего права

В мире действует целый ряд юрисдикций общего права — все это настоящие либо бывшие английские колонии. В качестве правовых норм у них принято английское право справедливости, включающее, в том числе, трастовое право (появилось в Англии еще в 15 веке).

Дата рецепции в каждой из этих юрисдикций разнится. Чаще всего колония принимала английское право вместе с получением независимости, но в дальнейшем руководствовалась только собственными прецедентами, отводя английским и прочим прецедентам роль убеждения (persuasive), а не безусловного исполнения.

Например, в большинстве штатов США трастовое право основывается на английском, действовавшем в конце 18 века, а также на собственных наработках (прецедентах и законах).

Бывшие колонии, получившие независимость после окончания Второй мировой войны (в частности, Кипр), основали свое трастовое право на английском праве 20 века и также дополнили его в последующем собственными наработками. Соответственно, оно оказалось гораздо ближе к английскому в его современном варианте. В нем обычно применяются английские прецеденты, произошедшие до дня независимости, и писаные законы, среди которых, как правило, фигурирует Закон Trustee Act (о доверительных собственниках), взявший основные нормы из британского оригинала 1925 года. По сравнению с США, в таких юрисдикциях существенной убедительной силой обладают именно решения английских судов. Кроме того, высшей судебной инстанцией в некоторых из них до сих пор признается Privy Council (Тайный Совет), действующий при британском монархе (Багамские острова, Антигуа и Барбуда и т. д.). А в ряде юрисдикций отказались от «услуг» этой структуры не так давно (к примеру, Гонконг сделал это в 1997 году).

Заморские территории Великобритании (Британские Виргинские острова, Гибралтар, Каймановы острова и т. д.) и зависимые от нее территории (Гернси, Джерси и другие) считаются отдельными юрисдикциями, обладающими своими прецедентами и законами. Однако ссылки на английские прецеденты в них весьма распространены, а Тайный Совет по-прежнему является высшей судебной инстанцией.

Таким образом, во всех юрисдикциях, где действует общее право, трастовое право сформировано на общей основе. Но чем дольше юрисдикция отделена от Великобритании, тем больше оно отличается от английского варианта, причем и по прецедентам, и по законам.

Специальный вид трастов (VISTA) на Британских Виргинских островах

Несмотря на то, что траст является очень гибким инструментом, его применение в практических целях бывает затруднено. В таких случаях в отдельных юрисдикциях могут принять закон, предусматривающий введение новой формы траста с требуемыми свойствами.

Именно так в 2003 году на БВО появился специальный вид траста — VISTA, представляющий собой аббревиатуру названия закона (Virgin Islands Special Trusts Act). Этот вариант траста предназначен для акционеров фирм, зарегистрированных на БВО, и предполагает значительное сокращение обязанностей по управлению активами у доверительного собственника.

Новый вид траста был введен в следующих целях. В соответствии с правом справедливости доверительный собственник наделяется фидуциарными обязанностями по отношению к бенефициару. В частности, он должен регулярно требовать у директоров отчет о делах компании, ценные бумаги которой переданы в траст. При появлении обоснованных опасений за сохранность имущества компании доверительному собственнику следует принимать необходимые меры (в том числе, при необходимости, смещать директоров).

Такой подход противоречит обычной практике регистрации номинальных держателей акций. Как правило, учредитель траста (чаще всего являющийся и бенефициаром) стремится оставить за собой максимальный контроль за делами компании и предотвратить любое вмешательство в них со стороны номинальных акционеров. В то же время при споре суд может признать нарушение в выполнении своих обязанностей со стороны доверительного собственника, в частности, в том, что он не предотвратил убытки компании. Это представляет проблему и для учредителя (бенефициара), и для доверительного собственника траста.

Чтобы уладить это противоречие, законодатели БВО ввели новый вид траста, предусматривающий значительное ограничение прав и обязанностей доверительного собственника. Соответствующий писаный закон, по существу, официально оформляет институт номинальных держателей акций. Согласно ему, доверительный собственник не вправе отчуждать акции компании, а вмешательство в её текущие дела (такое, как назначение нового директора и т. п.) допускается только в строго определенных случаях. В качестве доверительного собственника в трасте VISTA может выступать организация с лицензией, оформленной на территории БВО. Имущество траста составляют акции компании с регистрацией на БВО.

Так как траст VISTA подразумевает максимальное ограничение правомочий и ответственности доверительного собственника, то расходы на его содержание оказываются существенно меньше, чем у «стандартного». Похожий, но не полностью равнозначный вид траста действует и на Каймановых островах. Называется он так же, по аббревиатуре закона, — STAR (Special Trusts (Alternative Regime) Law 1997).

Кипрские международные трасты. Изменения в законодательстве за последние годы

Кипрское трастовое право основывается на прецедентном праве Британии (до 1960 года), а также национальных прецедентах и законах (в том числе о доверительных собственниках, разработанном по британской модели). Закон, регулирующий деятельность международных трастов, был принят в 1992 году, а в 2012 в него были внесены поправки.

Условия создания международного траста:

  • учредитель — нерезидент (начиная с 2012 года — перед учреждением);
  • доверительный собственник — резидент (как минимум один);
  • бенефициары — нерезиденты (начиная с 2012 года — перед учреждением траста);
  • запрет на приобретение кипрской недвижимости — с 2012 года отменен.

Основные условия деятельности международного траста:

  • закон защищает активы траста от нежелательных наследников учредителя, кредиторов и т. д. (но при повторной сделке или обмане передачу активов могут признать недействительной);
  • продолжительность траста не ограничивается (до 2012 года — не более 100 лет);
  • гербовый сбор за учреждение — 430 евро;
  • не облагается налогами на Кипре, если источники доходов и бенефициары находятся за его пределами (до 2012 года — налогообложение отсутствовало безусловно);
  • доверительный собственник должен соблюдать положения законодательства против отмывания денег;
  • разрешается выбор применимого права;
  • регистрация международного траста, подчиненного кипрскому праву, обязательна (с 2013 года).

Ведение реестров трастов вменено трем различным органам: Cyprus Bar Association (Ассоциация адвокатов Кипра), CySec (Комиссия по ценным бумагам Кипра), Institute of Certified Public Accountants (Институт сертифицированных государственных бухгалтеров).

В реестре содержатся следующие данные о трасте:

  • наименование;
  • имена (названия) доверительных собственников и их местонахождение;
  • даты создания и прекращения;
  • даты изменения применимого права.

Регулирующая организация (лицо) Кипра собирает и обеспечивает сохранность информации об учредителях, доверительных собственниках и бенефициарах трастов. Передача этих данных производится по требованию регулирующего органа.

Юрисдикции романо-германского права. Существуют ли трасты на континенте?

Как мы уже убедились, траст — это продукт британского права. Это понятие почти не используется в континентально-европейском праве. Аналогичные задачи решают здесь фонды или договоры доверительного управления.

В последнем случае полномочия доверительного управляющего существенно ограничены по сравнению с типичными правами доверительного собственника из англосаксонского траста. Владельцем активов является учредитель управления, а опция защиты имущества отсутствует.

По характеристикам фонд больше похож на англосаксонский траст. Под фондом здесь понимается foundation, то есть некоммерческая организация, а не fund – инвестиционный фонд. В некоторых странах, например, в России, фонды могут создаваться только в общественно-полезных целях. Но в ряде других допускается учреждение и частных фондов (Нидерланды, Лихтенштейн, Панама и др.). Фонд отличается от траста еще и тем, что имеет статус самостоятельного юридического лица и требует обычно государственной регистрации.

Структура частных фондов:

  • учредитель;
  • бенефициары;
  • совет.

Может выполнять те же функции, что и траст: защита и управление активами, передача активов после смерти владельца и т. п. Имеет и аналогичные проблемы, в частности, установление контроля над руководством фонда. Но в некоторых юрисдикциях, применяющих смешанное и континентальное право, формат траста был введен в практику путем принятия специального закона.

Примеры. Treuhänderschaft (Trust), траст Лихтенштейна, установлен Personen- und Gesellschaftsrecht (корпоративный закон от 1926 года), похож на англосаксонский траст, но не подчиняется британским прецедентам.

Однако существуют и отличия:
  • создается на основе письменного документа;
  • деятельность не ограничена;
  • траст подлежит регистрации либо депонированию трастового инструмента при деятельности свыше 12 месяцев;
  • требуется местный агент или доверительный собственник.

Данные для регистрации:

  • наименование;
  • дата учреждения;
  • длительность;
  • наименование и местонахождение доверительного собственника.

В России до принятия Гражданского Кодекса действовал указ № 2296 о трастах (доверительной собственности), принятый Президентом РФ 24 декабря 1993 года.

В Джерси применяется смешанное право (римское, нормандское обычное, английское общее, французское). Для трастов действует всеобъемлющий закон от 1984 года (Trusts (Jersey) Law (as amended)), использующий в качестве образца англосаксонский формат.

Для фондов — одноименный закон от 2009 года по модели Лихтенштейна и др. (Foundations (Jersey) Law).

Условия взаимного признания зарубежных трастов. Положения Гаагской конвенции 1985 года

Все юрисдикции общего права признают трасты. Но так как большинству юрисдикций гражданского права неизвестна даже концепция трастов, то их национальные суды не расположены признавать факт существования трастов в других странах.

Если договор траста не признается юстицией соответствующей страны, то возможны три варианта решения (в зависимости от положений конкретного договора). Считать имущество:

  • по-прежнему собственностью учредителя;
  • собственностью бенефициара;
  • подарком доверительному собственнику.

В соответствии с международным частным правом Гаагская конференция приняла международный договор по признанию трастов (конвенция по праву, касающаяся трастов и их признания, от 01.07.85 г.). На данный момент её ратифицировали только 12 стран: Люксембург, Лихтенштейн, Австралия, Канада, Гонконг, Италия, Нидерланды, Сан-Марино, Мальта, Монако, Швейцария и Великобритания.

Основные положения документа:

  • распространяется на трасты, учрежденные по письменному документу;
  • предписывает признавать трастовый договор по праву, которое указывается учредителем, с рядом оговорок (публичный порядок и т. п.);
  • при отсутствии указаний на право от учредителя применяется право, наиболее близко связанное с трастом; конвенция не противоречит и не препятствует законам о кредиторах, о защите несовершеннолетних и др.

Может ли зарубежный траст быть признан в России?

Сначала определимся, что понимается под «признанием траста». Самое очевидное — это признание в российском суде существования правоотношений по управлению активами между доверительным собственником и бенефициаром, а, значит, и готовность рассмотрения их спора с учетом применимого (к примеру, британского) трастового права.

Однако на практике вероятность того, что бенефициар обратится с подобным иском в российский суд, крайне мала. А если это и случится, то суд, скорее всего, посчитает такой конфликт находящимся вне его компетенции по причине отсутствия у ответчика отделения или каких-либо активов в России. И даже при принятии иска к рассмотрению его итоги предсказать невозможно.

Конечно, можно допустить, что суд с учетом коллизионных норм права РФ посчитает возможным распространить на отношения сторон нормы английского права и принять на его основе решение по этому делу. Но останется проблемой признание данного решения в юрисдикции доверительного собственника. Таким образом, подобные дела обычно рассматриваются по месту либо учреждения траста, либо нахождения доверительного собственника. Подобных прецедентов в России не создано.

Отдельного внимания требует вопрос признания передачи российской недвижимости или иного имущества в траст. В таких случаях регистрация собственности оказывается затруднительной, поэтому её, как правило, оформляют на зарубежную компанию, а в траст передают только акции.

Нужно также иметь в виду: передачу имущества в траст без учета норм российского права (к примеру, об обязательной доле в наследстве и пр.) суд может посчитать нарушением основ правопорядка и признать недействительной.

Дело между Dalemont и Senatorov (юрисдикции Джерси — БВО — Россия)

Иск компании из Кипра Dalemont Limited на сумму свыше 40 млн долларов, поданный в российский суд к предпринимателю С., был удовлетворен. Его предметом являлся долг, возникший из поручительства по кредиту, который был выдан российским банком. По утверждению истца, после вынесения судебного решения почти все активы предпринимателя были переведены в частный фонд, созданный на Джерси. Образовалась цепочка: в фонде оказались акции компаний с БВО, которые, в свою очередь, владели акциями фирм на Кипре, имевших долю в капитале организаций РФ, в собственности которых находились многочисленные объекты недвижимости в России. Передача акций произошла от имени компаний на БВО, чьи акции находились в трасте, бенефициаром которого являлся С.

Королевский Суд Джерси

Через эту инстанцию истец пытался признать передачу в фонд активов С. недействительной. Опубликованные решения суда носят лишь предварительный характер. Среди прочего рассматривался вопрос о наличии вины российского предпринимателя в предоставлении неполной информации о недвижимости в России, которой фонд косвенно владел через цепочку компаний. Суд посчитал ответчика виновным в этом. В имеющихся судебных актах содержатся довольно показательные эпизоды, например, сцена видеодопроса директора компании из Кипра. Суд также высказал претензии в адрес фирмы из Джерси, управляющей джерсийским фондом. Критике подвергся и сам Закон о фондах, в котором не оказались предусмотрены меры, предотвращающие такую ситуацию. Суд дал рекомендации уполномоченным органам власти в срочном порядке «пересмотреть структуру» данного закона.

Восточно-Карибский Верховный Суд

Параллельно прошел процесс и на БВО, в ходе которого были подробно описаны и рассмотрены все фактические обстоятельства дела.

Определения Московского горсуда и Верховного суда РФ (№ 11-16173 от 2 августа 2012 года и № 5-КГ13-61 от 18 июня 2013 года соответственно):

  • Ответчик С. через юридические лица является бенефициарным владельцем, то есть фактическим собственником имущества, взыскание на которое просил обратить истец.
  • С. является владельцем недвижимости посредством цепочки акционерного (корпоративного) контроля, заключительные звенья которой составляют ответчики.

Эти решения чрезвычайно слабо обоснованы с правой точки зрения, хотя, вероятно, и справедливы по существу. В российском гражданском праве отсутствуют многие выражения, использованные судами при вынесении определений.

Мосгорсуд в дальнейшем отказал в претензиях на передачу кассационной жалобы в свой Президиум и обществам — собственникам недвижимости, и самому С., а также миноритариям, которые были обнаружены в упомянутой цепочке контроля. В эти цепочки, кстати, были включены не только компании — владельцы акций других обществ и компаний, но также и джерсийский фонд, и англосаксонские трасты.

Это дело дошло в итоге до Верховного Суда, где решения нижестоящих инстанций в отношении двух объектов недвижимости (из нескольких десятков) были отменены. В одном из этих случаев не участвовало третье заинтересованное лицо, во втором — спор касался прав на объект, входящий, по всей видимости, в федеральную собственность. Решения по остальным объектам остались в силе.

Данный пример можно охарактеризовать как «снятие корпоративной вуали» в российском суде общей юрисдикции. А его главный вывод таков: передавая активы в траст, не удастся сделать их полностью недосягаемыми для кредиторов.

Все новости
Следующая новость
Консультация
Обязательные поля
Запишитесь на консультацию в офисе, первый час — бесплатно
добавить комментарий

Нажимая на кнопку «Записаться», вы соглашаетесь с пользовательским соглашением.