Дело о настоящем бенефициаре

Рассмотрим недавно принятое решение Высокого суда Англии и Уэльса по поводу спора между двумя претендентами на бенефициарное владение английской фирмой, каждый из которых имел документальное подтверждение того, что бенефициаром является именно он.

В данном деле, в частности, суд разъяснил, в каком случае использование организации для ухода от уплаты налогов может воспрепятствовать бенефициару доказать свои права.

Фабула

Два гражданина Белоруссии (бизнесмен и юрист) поспорили о том, кто из них выступает бенефициаром английской фирмы, которая владеет коммерческой недвижимостью в Минске. Акционером и директором данной компании было номинальное лицо. Выпущенная им декларация траста была утеряна. Кроме того, в период судебного разбирательства исчез и сам номинал, предварительно передавший акции другому лицу. Согласно показаниям нового акционера, акции приняты в номинальное владение в пользу бизнесмена. Также суду был предъявлен документ, который подписан представителем фирмы, действующим по доверенности. В нем сообщалось, что бенефициаром выступает бизнесмен. Однако имелся еще один корпоративный документ — соглашение об управлении, подписанный первоначальным номиналом. В нем бенефициаром обозначался юрист. В его же пользу был и другой документ — декларация собственника. Правда, он был подписан лишь самим юристом.

Решение

Изначально соглашение об управлении и декларация траста были выпущены без указания имени бенефициара, то есть соответствующее место было оставлено пустым. Выяснить, кто и когда вносил в них данные, оказалось практически невозможно. Именно поэтому суд попытался установить факты, опираясь на свидетельские показания. Главный вопрос заключался в том, кто из претендентов мог иметь достаточные средства для покупки активов, оформленных на английскую компанию.

В суд пригласили внушительную группу свидетелей. Среди них были сотрудники московской и белорусской фирм, а также швейцарского банка, в котором у компании был открыт счет. Большинство свидетелей утверждало, что финансовым центром являлся бизнесмен.

Юрист никогда не относился к лицам, которые могли распоряжаться банковским счетом и подписывать платежные документы. Это мог делать бизнесмен совместно с другим лицом, а потом единолично. На его личный счет неоднократно производились платежи со счета компании.

Кроме того, бизнесмену удалось представить убедительные доказательства того, что именно он стал источником средств на покупку активов, оформленных на английскую фирму.

Из всего вышеперечисленного выходило, что организатором деятельности был бизнесмен. А вот юрист только помогал регистрировать и поддерживать компанию в работоспособном состоянии.

Однако у юриста был в запасе еще один аргумент. Он сообщил, что бизнесмен использовал английскую фирму для ухода от налогов, поэтому он не может заявлять на нее законные права.

Согласно английскому праву, незаконность действий истца в отношении объекта, на который он претендует, может стать основанием для отказа в иске. Данная концепция происходит от латинского изречения «ex turpi causa non oritur actio». Его дословный перевод — «по незаконному делу не может быть никакого иска».

Эта позиция была аргументирована ссылкой на прецедент Hounga v Allen от 2014 года. В данном деле суд разъяснил, что истцу может быть отказано в признании его прав по гражданскому иску, если благодаря этому он будет иметь выгоду от незаконных действий либо уклоняться от уголовной ответственности. Юрист пытался доказать, что признание бизнесмена бенефициаром компании позволит ему пользоваться доходами, которые получены в результате уклонения от уплаты налогов. Также он утверждал, что благодаря этому можно избежать уголовного наказания. Однако последний аргумент был слабо развит.

А вот бизнесмен указывал на решение Tinsley v Milligan от 1993 года, в котором суд постановил, что незаконные действия истца могут препятствовать признанию его прав, если он ссылается именно на них. В противном случае нет препятствий к удовлетворению иска.

В этом деле регистрация английской фирмы по поручению бизнесмена и установление над ней бенефициарного владения случились задолго до вовлечения организации в предполагаемую деятельность по уходу от уплаты налогов. Во всяком случае, чтобы доказать свои права на компанию, бизнесмену не нужно было указывать на налоговые нарушения. По логике Tinsley, уход от уплаты налогов в этом деле не может быть препятствием к установлению бенефициарного владения. Именно поэтому бенефициаром английской фирмы, владеющей коммерческой недвижимостью в Минске, был признан именно бизнесмен.

Выводы

Таким образом, у английского суда имеются средства для справедливого решения споров, когда обе стороны обладают документами о бенефициарном владении и каждая из них обвиняется в фальсификации. А вот для некоторых других государств подобные дела могут оказаться неразрешимыми.

Что можно сказать о незаконных действиях в отношении организации, на которую претендует истец? Они действительно могут препятствовать установлению прав на компанию, но только в тех случаях, когда он ссылается на эти действия при доказывании.

Все новости
Следующая новость
Консультация
Обязательные поля
Запишитесь на консультацию в офисе, первый час — бесплатно
добавить комментарий

Нажимая на кнопку «Записаться», вы соглашаетесь с пользовательским соглашением.