Применение нулевой ставки налога на прибыль при выплате дивидендов российским организациям: новое в судебной практике

Если доля организации в уставном капитале АО на момент принятия решения о распределении дивидендов составила менее 50 % в результате дополнительной эмиссии, акционер лишается права применения нулевой ставки по налогу на прибыль. Такой вывод следует из решения Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области по делу № А56-31330/2017, вынесенного 30 августа 2017 года. Предметом разбирательства стали разногласия между налоговым агентом ПАО «УМПО» и налоговым органом по вопросу допустимости применения пп. 1 п. 3 ст. 284 НК РФ в отношении дивидендных выплат в пользу одного из акционеров предприятия.

Из материалов дела следует, что в сентябре 2012 года ПАО «УМПО» приступило к процедуре увеличения уставного капитала компании за счет дополнительной эмиссии акций. В июне 2013 г. общество объявило о выплате дивидендов. Изначально акционер, право которого на применение нулевой ставки оспаривается, владел 50 % акций предприятия. Однако ценные бумаги дополнительного выпуска были переданы в пользу третьих лиц, что привело к размыванию доли указанного акционера.

Эмиссия акций при увеличении уставного капитала проходила в следующем порядке:

  1. Управляющая организация акционерного общества подписала решение о дополнительном выпуске ценных бумаг в ноябре 2012 г.
  2. Решение зарегистрировано в ФСФР в декабре того же года.
  3. В январе–феврале ряд акционеров — физических лиц воспользовались правом преимущественной покупки и приобрели незначительную долю акций, выпущенных в рамках дополнительной эмиссии.
  4. В апреле–мае 2013 г. акционерное общество заключило договоры с несколькими юридическими лицами о продаже значительной доли дополнительных акций. Ценные бумаги были переведены с лицевого счета ПАО в пользу новых акционеров в мае того же года. В результате этой операции доля в уставном капитале общества акционера, право которого на применение нулевой ставки оспаривается, стала меньше 50 %.
  5. В мае 2013 г. отчет об итогах дополнительной эмиссии утвержден приказом управляющей организации, а в июне подписан генеральным директором.
  6. Отчет был зарегистрирован в ФСФР 27 июня 2013 года.
  7. В августе того же года изменение размера уставного капитала отражено в уставе ПАО.

Следует отметить, что для применения нулевой налоговой ставки доля акционера в уставном капитале АО должна составлять не менее 50 %. ПАО привело доводы относительно соблюдения этой нормы, однако суд согласился с позицией налогового органа, указав на следующие обстоятельства:

  • представленное суду письмо организации, исполняющей функцию держателя реестра акционеров общества, содержит сведения о том, что к моменту проведения собрания акционеров, в ходе которого было утверждено решение о выплате дивидендов, в совокупном количестве акций были учтены ценные бумаги, выпущенные в рамках дополнительной эмиссии, в реестре акционеров были отображены новые владельцы акций ПАО, а доля акционера, право которого на применение нулевой ставки оспаривается, составила меньше 50 %;
  • суд отверг доводы общества о том, что при проведении упомянутого выше собрания акционеров ПАО учитывало список лиц, располагающих правом на участие в общем собрании акционеров, который был составлен на основе данных, актуальных на середину мая 2013 года, то есть не учитывал новых владельцев акций. Также неосновательным был сочтен аргумент о том, что к моменту проведения указанного собрания акционеров не была произведена регистрация изменений в уставе общества в связи с увеличением уставного капитала. Суд при этом указал на отсутствие в акционерном законодательстве нормы об определении момента, когда изменения, вытекающие из увеличения уставного капитала предприятия, вступают в силу как для самой организации, так и для владельцев ее акций;
  • суд отметил, что в соответствии с нормами, регламентирующими рынок ценных бумаг, регистрация изменений в уставе эмитента не является одним из этапов эмиссии. По мнению суда, процедура эмиссии завершается, когда отчет об итогах размещения ценных бумаг проходит регистрацию. В рассматриваемом случае этот момент совпал с датой проведения общего собрания акционеров, на котором было вынесено решение о распределении дивидендов;
  • суд также указал на то, что покупатель приобретает право на акции с момента внесения в реестр акционеров приходной записи по лицевому счету нового владельца ценных бумаг, в то время как факт государственной регистрации изменений в уставе общества, а равно и сведения, отображенные в ЕГРЮЛ, не влияет на права покупателя акций;
  • суд подчеркнул, что действие законодательства об акционерных обществах не распространяется на вопросы, связанные с определением условий о применении нулевой ставки, установленной пп. 1 п. 3 ст. 284 НК РФ. Момент, когда должна быть определена доля акционера в уставном капитале акционерного общества, устанавливается Налоговым кодексом, и в качестве такового обозначен момент принятия решения о выплате дивидендов.

Приведенное решение по делу ПАО «УМПО» показывает, что применение на практике даже тех положений Налогового кодекса, которые представлены в предельно точных формулировках, может вызывать сложности в нетипичных ситуациях.

Все статьи
Следующая статья
Консультация
Обязательные поля
Запишитесь на консультацию в офисе, первый час — бесплатно
добавить комментарий

Нажимая на кнопку «Записаться», вы соглашаетесь с пользовательским соглашением.