Вознаграждение агенту как способ уклонения от уплаты налога

Трансграничные сделки находятся под пристальным вниманием налоговых органов. Это обусловлено тем, что за счет операций с иностранными контрагентами российские компании уменьшают объем своей налогооблагаемой прибыли. Если налоговики придут к выводу, что сделка была совершена исключительно в целях получения необоснованной налоговой выгоды, налог на прибыль будет начислен и взыскан в бюджет.

Одной из распространенных схем ухода от налогов является заключение агентского договора с иностранной компанией. Как показала судебная практика, налогоплательщику достаточно тяжело в этом случае доказать реальность и деловую цель сделки.

Так АО «Покровский завод биопрепаратов» (далее – Общество) заключил агентский договор с ROSS PRODUCTS TRADING CO. LLP – резидентом Великобритании (далее – Агент). Предмет договора – поиск иностранного покупателя на производимую Обществом ветеринарную противоящурную вакцину.

Договор был заключен в марте 2013 г. В этом же месяце Агент его исполнил, обеспечив заключение договора купли-продажи с фирмой из Ирака – AL-Kindi Company for production of veterinary vaccines and drugs (далее – Покупатель). За это Общество уплатило ему вознаграждение в размере 35,4% от цены контракта, что составило 1 012 440 долларов США.

Налоговый орган счел агентский договор формальной сделкой, заключенной сугубо для целей получения необоснованной налоговой выгоды в виде увеличения расходов и уменьшении налогооблагаемой прибыли. В связи с чем доначислил Обществу налог.

Арбитражный суд Владимирской области согласился с позицией налоговиков и отказал в признании их решения незаконным. Принимая решение по делу, суд исходил из следующих обстоятельств:

  1. Товар, реализованный иракской компании по договору купли-продажи, был произведен еще до заключения агентского договора. Первая партия товара (2000000 доз) была изготовлена еще в январе 2013 г. Количество препарата соответствует условиям договора поставки.

    Все мероприятия по производству вакцины также осуществлялись Обществом до марта 2013 г.:

    • договор на поставку сырья (антигена) заключен в январе 2013 г.;
    • сырье поставлено Обществу в феврале 2013 г.;
    • макеты этикеток для продукции разработаны в январе 2013 г., при этом на них уже была указана вся информация согласно еще незаключенному договору купли-продажи;
    • этикетки отправлены на печать на следующий день после подписания агентского договора.
  2. Гарантийное письмо в адрес Покупателя, где Общество гарантирует исполнение технических требований и условий касательно поставки вакцины, датировано и зарегистрировано в книге исходящих сообщений в январе 2013 г. При этом оно является приложением к договору купли-продажи, который на тот момент еще не был заключен.

  3. Покупатель еще в 2012 г. заключил с Министерством сельского хозяйства договор поставки вакцины, в связи с чем должен был предоставить заказчику гарантии своевременной поставки данной продукции.

  4. В марте 2013 г. Обществом уже был заключен аналогичный агентский договор с российской компанией, однако вознаграждение агента по этому договору было значительно меньше – 3-6% от цены сделки.

Дополнительным доводом не в пользу Общества явилось то, что Агент последний раз публиковал свой баланс в 2011 г., фактическую уплату налога не производил.

Совокупность данных фактов дала основание полагать, что договоренности на поставку вакцины были достигнуты между Обществом и Покупателем задолго до заключения агентского договора. Агент никаких реальных действий по поиску покупателя, ведению переговоров на заключение контракта купли-продажи не совершал.

Поскольку между Обществом и Агентом отсутствовали реальные хозяйственные операции, полученные денежные средства не связаны с предпринимательской деятельностью Агента, его доход следует квалифицировать как доход от реализации имущества. Поэтому к правоотношениям Агента и Общества подлежит применение п.5 ст.13 Конвенции «Об двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и прирост стоимости имущества», подписанной между Правительством РФ и Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии в 1994 г. Данной нормой предусмотрено, что доходы от отчуждения имущества облагаются по праву страны-местонахождения продавца и уплачиваются именно в этом государстве. Общество передало Агенту свое имущество – денежные средства, не получив при этом какого-либо встречного удовлетворения. В силу ст. 309, 310 НК РФ в этом случае Обществу надлежало удержать из суммы перечисляемого агентского вознаграждения налог на прибыль. Не сделав этого, оно не выполнило обязанности налогового агента.

Решением суда от 12 сентября 2018 г. по делу решение МИФНС о привлечении Общества к налоговой ответственности было признано действительным. До настоящего времени решение суда в законную силу не вступило.

Тем не менее, при заключении внешнеэкономических сделок необходимо заранее позаботиться об их чистоте:

  • сделка должна иметь реальную экономическую цель;
  • договор не должен заключаться с фирмами-однодневками;
  • российская компания должна получить по сделке экономически обоснованное встречное удовлетворение;
  • цена сделки должна соответствовать рыночным условиям.

Соблюдение этих условий позволит избежать проблем с налоговиками в будущем.

Все статьи
Следующая статья
Консультация
Обязательные поля
Запишитесь на консультацию в офисе, первый час — бесплатно
добавить комментарий

Нажимая на кнопку «Записаться», вы соглашаетесь с пользовательским соглашением.